Romalia Vas Normandy
Трещины бывают во всем. Через них просачивается свет.
A lion still has claws
Автор: Romalia vas Normandy

Фэндом: Assassin's Creed, Игра Престолов (кроссовер)
Основные персонажи: Леонардо да Винчи, Ла Вольпе

Пэйринг или персонажи: Ла Вольпе| Леонардо да Винчи

Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Слэш (яой), Ангст, Психология, Hurt/comfort, AU, Эксперимент, ER (Established Relationship)

Размер: Драббл, 2 страницы
Статус: закончен

Описание:
Гилберт из дома Рейнов хорошо учил маленького бастарда дома Ланнистеров.
Настолько, что львенок, чьи глаза голубы, точно небо, оказался красным.


Его волосы черны, словно ночь, и Леонардо бы хотелось на них не смотреть, да не получалось. Словно бы те притягивали взор своей фактурой, легким витком локонов, и это глупо, очень глупо, но у юноши было постоянное желание их зарисовать. Едва заметное — знал ведь, ха, что при всем мастерстве у него не выйдет. Слишком сложно, да и видит он лицо своего спутника чересчур редко — тот предпочитает капюшоны, маски, и с его прошлым, пожалуй, это не удивительно. Вот совсем.

Он сам — нескладный юноша, бастард, которому от силы шестнадцать лет от роду. Такой, знаете, один из тех, коих по Вестеросу полным-полно, в излишестве даже, но у него самого было одно маленькое отличие, которое выделяло его, но не красило.

Он Ланнистер.

Член дома, которому плевать на таких отпрысков, детей побочных союзов, как он, но даже если так — Леон не должен быть таким маленьким, глупым ребенком. Потому что он из дома льва. Потому что он – лев. А львы должны быть прекрасными, изящными, сильными и мудрыми с самого-самого рождения. Их волосы должны напоминать налитое в форму золото, а глаза — изумруды, сапфиры, алмазы — не особо, впрочем, важно. Главное — они должны быть прекрасными в своей роскоши. Царственными. Гордыми.. Услышь мой рев! — девиз их дома. И юноша, вспоминая свое детство, думал, что если в этом девизе и была истина, то он сам в таком случае не Ланнистер. И никогда им не был.

Ибо его ревом, ха, даже муху не спугнуть.

Вольпе? Человек взявший псевдоним Лиса, скрывающийся везде и повсюду в то время, как главы дома львов даже не подозревают о его, подумать только, существовании? Он говорил, глядя пронзительно и чисто, что Леон – лев. Настоящий, не лживый, коими являлись Ланнистеры. И говорил он это, знаете, не словами, но действиями; не глупыми говорами, но маленькими жестами, поступками. Едва-едва заметными, впрочем; нечто вроде, например, возвращенного украденного кошелька, кисти, монеты из дальних земель, которую Лео еще добрые часа два не оставлял в покое, желая разглядеть её под всеми возможными ракурсами… и, наверное, тренировками. Последним — особо.

— Лев должен уметь защитить себя, маленький лорд, — говорил Вольпе, и голос его напоминал нежную патоку, обманчиво-сладкий яд. — Я научу тебя, как.

О, пожалуй, лишь в такие моменты, когда синяки болели, а в ладонях была купленная на рынке кукла, к мальчонке приходило щемящее сердце осознание — его ценят. Не так, как в доме отца, не потому, что он крови льва. А потому, ха, что лев — он сам. И он им будет.
И на кровь — плевать.

Вольпе понимал это. Знаете, Леонардо не знал, почему тот с ним носился все это время, учил его, кормил, не убил, когда была такая прекрасная возможность отомстить за своих близких. Вот совершенно не понимал этого Леон, и казалось ему это странным, дурным, вот с того самого момента, как он, простившись уже с жизнью и закрыв глаза, почувствовал, что сталь была убрана от горла. Его… пощадили? Ему разрешили вырасти, наточить коготки?
Или…

Его решили обратить против его собственной семьи?

Леонардо, сын Пьеро из дома Ланнистеров, смотрел на рассвет, и на душе его было легко. Вольпе дремал у костра, и утром они отправятся в сторону речных земель, прячась, придумывая себе новые имена, новую историю. Ищейки дома с золотым львом на знамени повсюду, они словно чума, охватившая континент не болезнью, но чем-то близким, очень-очень близким к ней. Леон опускал взгляд, касаясь чужих темных волос самими кончиками пальцев, и ему думалось, что они, эти чуть отросшие локоны — темнее ночи. Красивые. Не такие, как его — точно солома, ха, выжженная на солнце.

Тем не менее, уродцем Леон себя больше не считал.
Уже – нет.

Потому что, знаете, Гилберт из дома Рейнов говорил, что у него красивые глаза. Чистые, как само небо. Глаза не убийцы, но зверька, что готов защищать свой народ до конца, свою семью — до последней капельки крови. Лео? Он улыбался в ответ на эту глупость, веря, безответно веря каждому слову.

Потому что рассвет касался волос не Леона из дома Ланнистеров, но юноши из давным-давно павшего дома Рейнов, чьи глаза не были зелеными, но имели, пожалуй, тот же отблеск, что некогда имел место быть в очах Эллин Рейн.

Лис хорошо учил своего львенка.
Настолько, что он оказался красным.

@темы: фанфик - слэш, фанфик, Леовольпе, Ла Вольпе/Леонардо да Винчи, Кредо ассасина, Игра престолов, Game of Thrones, Assassin's Creed